Дома и стены помогают. кто поможет трудовым мигрантам?

Дома и стены помогают. Кто поможет трудовым мигрантам?https://www.znak.com/2020-12-03/kak_i_kto_stanovitsya_rabami_v_rossii_eksperiment_znak_com_v_rabotnom_dome

В России развивается индустрия по превращению людей в рабов. За последние семь лет работные дома, в которых обещают помощь, а потом удерживают людей насильно, заставляя «пахать за еду» и избивая их, появились почти во всех крупных городах, считают в движении «Альтернатива», которое занимается этой проблемой. При этом на такую масштабную сеть фактически не обращает внимание государство. Большинство организаций не оформлены официально, некоторым из них удается маскироваться под реабилитационные центры или благотворительные фонды. Людям, попавшим туда, может помочь выбраться лишь случайность, убедился Znak.com на собственном опыте и послушав истории о спасенных рабах.

«Попадая к ним, ты становишься их собственностью»

Однотипные объявления работных домов в Екатеринбурге расклеены на остановках общественного транспорта, в пешеходных переходах в центре города. «Социально-адаптационный центр „Твой шанс“. Помощь лицам, попавшим в трудную жизненную ситуацию». «Рабочий дом. Бесплатное проживание и питание. Вознаграждение от 500 до 1000 рублей. Помощь в восстановлении документов».

Автомеханик Николай, недавно потерявший жилье и работу, рассказывает: он еле успел уйти из такого дома. «Они хотели отнять у меня последние документы и телефон», — вспоминает он. Николай утверждает: всех, кто попал в такие центры, насильно увозят в другие регионы. 

«Задача — обрезать все твои контакты. Чтобы случись что — тебе было некуда бежать и негде просить помощи. Попадая к ним, ты становишься их собственностью», — пояснил теперь бездомный мужчина.

По телефону, указанному в одном из объявлений («Работа, жилье, питание. Оплата до 1000»), отвечает мужчина, который сразу спрашивает: есть ли судимости, употреблял ли наркотики, бывал ли в подобных центрах. Последний вопрос:

— Жилье есть? 

— Нет, я не местный, родом из Кургана. Нужны деньги на билет. 

— Хорошо, сейчас тебе перезвонят.

Внедрение корреспондента Znak.com Никиты Телиженко в работный дом началось.

Дома и стены помогают. Кто поможет трудовым мигрантам?Руслан Исмаилов / Znak.com

«Телефон отключай и давай мне»

Спустя несколько минут я уже протискивался между картонными коробками с едой, которыми были заставлены сиденья Daewoo Nexia. На ней неподалеку от места, где я нашел объявление, меня забрал 40-летний худощавый мужчина Владимир.

Он представился начальником филиала благотворительного фонда «Новая эра» — компании, которая занимается грузоперевозками, отделочными работами и ремонтами.

Сам Владимир, по его словам, раньше «плотно сидел на игле» и из-за наркотиков многое потерял, около 13 лет провел в колониях, в основном «за кражи».

Дома и стены помогают. Кто поможет трудовым мигрантам?Работный дом — квартира в обычной многоэтажке в спальном микрорайонеНикита Телиженко / Znak.com

Работным домом оказалась прибранная трехкомнатная квартира со свежим ремонтом и джакузи в новостройке на улице Уральской недалеко от центра Екатеринбурга.

«Телефон отключай и давай мне», — заявил помощник начальника Артур. Он объяснил: первые две недели — карантин, связь с родственниками и близкими возможна только по его телефону и в его присутствии, выходить из квартиры по собственному желанию нельзя. Квартиру Артур называл исключительно реабилитационным центром, а не работным домом.

«У нас здесь не тюрьма. Если чего не устраивает, просто подойди и скажи. Только не сбегай», — увещевал Артур. Он пролистал канцелярскую тетрадь со списком фамилий. «Смотри, здесь сотни имен. Те, кто приходил и сбегал. Вот твое имя. Пока оно зеленым, если убежишь — напишем красным. Твоя фотография у нас есть», — сказал собеседник.

Артур подчеркнул — у центра есть своя служба безопасности. «Чего не нравится, тебя обманули или побили — пиши им письмо. Приедут — в вопросе разберутся. Нужно — меня оштрафуют, ты накосячил — поедешь в другой центр.

Мы серьезная организация, работаем через мэрию, за все отчет», — пояснил Артур. Только в Екатеринбурге, по его словам, у организации три квартиры.

Кроме этого, «по всей стране» работают филиалы, поэтому нет проблем с переводом человека в другой регион.

После этого Артур протянул мне анкету-договор. Согласно документу, я в качестве «добровольца» должен был дать согласие на ограничение свободы передвижения, связи с родственниками и передачи любой информации, способной навредить «Новой эре».

Мне предложили работать «на грузоперевозках, ремонтах и уборке строительного мусора». «Денег сразу ты не увидишь. Заработал 200 рублей — деньги в конверт, конверт в сейф. Туда, где полежит твой телефон.

За просто так мы тоже тут не платим. За вызов 30 тыс. рублей приходит, нам с этих денег идет 3 тыс. рублей, остальное — в офис. Свои делим от того, кто и как работает.

Какие тебе деньги, если ты, допустим, просто стоял и [ерундой] занимался?» — объяснил Артур.

Дома и стены помогают. Кто поможет трудовым мигрантам?Внутри чисто, сделан свежий ремонтНикита Телиженко / Znak.com

Когда я сказал, что хочу уйти, Артур ответил, что без Владимира, которого в тот момент не было в квартире, выход запрещен.

Во время телефонного разговора Владимир просил меня подождать его пару часов и в то же время написал Артуру СМС-сообщение: «Телефон без меня не отдавай».

После разговора Артур показал сообщение и посоветовал «быстрее уносить ноги». Почему он так сделал, я так и не узнал, потому что поспешил последовать его совету.

В квартире остались Артур и двое «добровольцев». 40-летняя Варвара, которая рассказала, что попала в работный дом два дня назад и теперь здесь готовит еду, прибирается и стирает. Второй обитатель — 35-летний Алексей — невысокий, больше похожий на скелет мужчина.

«Раньше в автосервисе красил машины, потом меня уволили. Нигде больше не брали. Когда стало холодать, я был в Каменске-Уральском. Чтобы не замерзнуть, нашел объявление и позвонил сюда», — рассказал он.

За две недели, по словам Алексея, он заработал 1 тыс. рублей — устанавливал сантехнику, — сказал он, не вдаваясь в подробности. Потом заболел. «У меня вчера температура была 41 градус, слабость. Поэтому дома сижу, объявления делаю», — пояснил собеседник.

«В организации остаются только те, кто хочет всерьез поменять жизнь»

Благотворительный фонд «Новая эра» зарегистрирован в Самаре и, судя по сайту, его представительства есть в Екатеринбурге и еще в 15 городах страны. По данным СПАРК, впервые фонд с таким названием был учрежден в 2012 году Андреем Блохиным и Константином Экономовым.

Но в 2016 году фонд был ликвидирован. Другой фонд «Новая эра» поставили на налоговый учет в январе 2020 года. Его единственным владельцем и учредителем выступает Артем Сердаков.

Вместе с Блохиным он является соучредителем грузоперевозочной компании ООО «Траст Груз» и еще одного благотворительного фонда «За светлую жизнь».

По телефону, указанному на сайте, ответил Сергей, который представился в разговоре с Znak.com региональным координатором адаптационного центра «Новой эры» в Екатеринбурге. Был категоричен — ничью свободу центр не ограничивает, телефоны там не отнимают.

«К моменту, когда люди попадают к нам, у них уже не остается никаких телефонов», — сказал Сергей. Но подтвердил, что реабилитантов они перевозят в другие города — чтобы «разорвать их связи с прежней жизнью».

Фонд, по его словам, работает исключительно как благотворительная организация для адаптации алко- и наркозависимых. Реабилитанты работают на расклейке объявлений, помогают детским домам и церквям. Никаких работ по погрузке-разгрузке или ремонтов. 

«У нас законно. В организации остаются только те, кто хочет всерьез поменять жизнь», — заверил Сергей. Сколько сейчас в их екатеринбургских центрах находится людей, он сказать затруднился.

Также не удалось выяснить, является ли квартира на Уральской представительством «Новой эры» на самом деле. Из разговоров с Артуром во время эксперимента корреспондент Znak.

com понял, что эту квартиру организация снимает.

Источник Znak.com в силовых структурах Свердловской области сказал, что в полиции «не располагают информацией о противоправной деятельности домов трудолюбия». Более того, они не ведут отдельного учета преступлений, совершенных в такого рода учреждениях.

Пытки и каторжный труд

Истории тех, кто попал в рабочий дом и превратился в невольника, попадают в СМИ едва ли не каждый месяц.

В октябре «Комсомольская правда» публиковала историю Дмитрия Винокурова, чудом сбежавшего из рабства на одном из нелегальных кирпичных заводов Дагестана. В ноябре портал 78.

ru писал про 41-летнего жителя Санкт-Петербурга, которого в работном доме жестоко избили и изнасиловали полицейской дубинкой после просьбы выдать заработанные каторжным трудом 4 тыс. рублей.

Дома и стены помогают. Кто поможет трудовым мигрантам?Руслан Исмаилов / Znak.com

В Тверской области в ноябре волонтеры движения «Альтернатива» (с 2011 года борется в России с торговлей людьми и всеми видами рабства) обнаружили работный дом, в котором удерживали силой 25 человек.

Это произошло после того, как оттуда удалось сбежать Сергею Вострикову — 46-летний отец двоих детей еще в сентябре приехал в Москву на заработки из пермских Чернушек и пропал: родные не могли до него дозвониться, и сам он не выходил на связь.

Как выяснилось позже, бригадир послал его на новый объект в Дубну, а денег на обратную дорогу не дал. На одной из железнодорожных станций его заметили вербовщики. «Он от голода тогда уже плохо соображал и жутко промерз в тонкой курточке.

Ему сразу в машину предложили пройти, покормить обещали. Он и согласился», — говорит тетя мужчины Валентина Александровна (фамилию она попросила не публиковать). В итоге Востриков попал в работный дом, где его «заставили пахать чисто за еду».

«Людей гонят из провинции в города кредиты и безработица»

За последние семь лет работные дома появились практически во всех регионах России, рассказывают в «Альтернативе». «Люди стали беднее, их гонят из провинции в города кредиты и безработица.

Там они вынуждены пользоваться учреждениями такого типа», — объясняет он эту тенденцию. По словам Мельникова, чаще работные дома тяготеют к крупным городам, реже — к районным центрам.

Объясняется это просто — там есть спрос на низкоквалифицированную рабочую силу. Соответственно, продать услуги рабов XXI века проще.

По подсчетам Мельникова, ежегодно один невольник приносит своем хозяину порядка 60 тыс. рублей чистого дохода в месяц, то есть в масштабах страны это колоссальный теневой бизнес.

«Если человек работать не может, то он им не нужен. Бомжей в работных домах нет. Часто туда попадают бывшие воспитанники детских домов. За пределами детдомов они совершенно не знают, как строится жизнь», — говорит он. Впрочем, по данным источника Znak.com среди силовиков, на Урале доход с одного человека в работном доме после всех расходов составляет 20–40 тыс. рублей в месяц.

Дома и стены помогают. Кто поможет трудовым мигрантам?

Даже беглого поиска в интернете хватает, чтобы найти десятки объявлений. «Рабочий дом. Санкт-Петербург. Еженедельные выплаты. Позвоните, если у вас нет возможности добраться, мы за вами приедем», — говорится в анонсе на страничке рабочего дома «Исток» в соцсети «ВКонтакте».

В ленте — сплошь объявления о поиске пропавших. «Поможем вернутся к нормальной жизни», — обещает сайт рабочего дома в московском Домодедово. «Зарплата 40%, лучшие условия проживания в рабочем доме.

Работа для мужчин по городу Новосибирск с проживанием и питанием», — гласит страничка в соцсети «ВКонтакте» рабочего дома V.I.P.

Отличается пример Иркутской области, где рабочий дом организовали по настоянию региональных властей. Как рассказали Znak.com в благотворительном фонде «Оберег», он был создан в 2009 году как центр поддержки «социальных сирот» и специализировался на оказании помощи женщинам и детям.

Однако несколько лет назад на фонд вышли представители министерства социального развития Иркутской области. Предложили взять на баланс приют для социально неблагополучных граждан в Ангарске.

Читайте также:  Зарплаты в дании: средняя и минимальная по профессиям в 2021 году

С тех пор организация начала работать еще и как «центр по возвращению утраченных трудовых навыков».

Тюремные порядки, грантовая поддержка и РПЦ

В целом «Альтернатива» делит работные дома на три основные категории. Первая — те, кто маскируется под реабилитационные центры и благотворительные структуры и пользуется грантовой поддержкой. 

Ко второй категории относятся те, что прямо себя позиционируют как рабочие дома. «Они напрямую ищут людей, у которых какая-то трудная жизненная ситуация.

Их заманивают, отбирают документы и заставляют работать. Никаких денег, как правило, такие люди не получают.

Часто их заставляют работать на стройке частных домов, погрузке-разгрузке, копать огороды и тому подобное», — продолжил глава «Альтернативы».

Такими структурами, по его словам, управляют «бывшие зэки». Соответственно, они устанавливают тюремные порядки.

«Случаев убийства не припомню, а вот избивают часто. Что-то не так сказал, не так сделал, недовольны работой — за все бьют и штрафуют», — отмечает Мельников.

Встречаются даже примеры перепродажи «невольников» в работные дома из других регионов. «Такса — 10–15 тыс. рублей. Причем эти „затраты“ человек должен потом еще и отработать», — продолжил собеседник. Говорит, что раньше таких «криминальных работных домов» было много в Московской области. Сейчас они сдвинулись в «пограничные регионы» — Тверскую, Ярославскую, Владимирскую области.

Третью категорию работных домов, открытых при поддержке РПЦ, Мельников считает самыми безобидными. «Они по-честному дают кров, кормят и говорят, что денег в руки не дают, но, к примеру, купят билет домой», — говорит он. Среди таких организаций — дом «Ной», который на зарабатываемые членами общины деньги занимается содержанием инвалидов и престарелых.

«На тех, кто способен работать, идет настоящая охота»

В самом «Ное» говорят, что попытка взять на себя содержание стариков и немощных сыграла с ними плохую шутку. «Когда соотношение трудящихся к немощным составляло 60 на 40%, организация могла функционировать без проблем. Но сейчас все поменялось.

В пяти наших приютах находится более 1 тыс. человек. Из них 650 человек — это престарелые, и они не могут работать.

Сил других 350 человек едва хватает, чтобы их содержать», — рассказал корреспонденту нашего издания помощник руководителя работного дома «Ной» Роман Трончук.

Дома и стены помогают. Кто поможет трудовым мигрантам?Руслан Исмаилов / Znak.com

При этом Трончук говорит, что в связи с пандемией коронавируса и последующим оттоком из России гастарбайтеров, конкуренция среди работных домов за рабочую силу увеличилась в разы. «На тех, кто способен работать, идет настоящая охота.

В Москве, на площади трех вокзалов, сразу работает порядка 60 рекрутеров. Их клиентов легко заметить. Как правило, это люди с сумками, пакетами и усталостью на лице. Таким достаточно предложить кровать и еду.

Они уже согласны на все», — рассказал этот собеседник.

«Работают в черную, без регистрации, налогового учета и трудовых договоров»

В аппарате уполномоченного по правам человека в РФ Татьяны Москальковой, куда Znak.com обращался за комментарием по теме работных домов, дважды сообщили, что никаких жалоб на эти структуры к ним не поступало и как проблему это социальное явление в аппарате омбудсмена не рассматривают.

В «Альтернативу» сейчас ежемесячно поступает пять-семь заявлений от пострадавших. Но Олег Мельников уверен, что в аппарате Москальковой не обманывают.

«Как правило, это люди крайне плохо образованные и плохо понимающие что-либо в трудовых отношениях. Они даже не знают, как и куда писать заявления», — пояснил он.

В большинстве своем, жертвы работных домов, сбежав оттуда, просто предпочитают забыть эту историю как страшный сон.

Кроме того, по словам Мельникова, почти все подобные организации «работают в черную, без регистрации, налогового учета и трудовых договоров». Проще говоря, они специально остаются вне закона и невидимы для государства.

Помощник руководителя «Ноя» Роман Трончук считает, что у хозяев таких нелегальных структур «все на мази с местными властями и участковым». И даже в случае удачного побега потерпевшие так и не могут найти правды у местных силовиков.

Сумевшая спасти своего племянника пенсионерка Валентина Александровна из Высоковска согласна с этим мнением.

Она уверена, что кто-то из силовиков Конаковского района Тверской области покровительствует владельцам работного дома, в который попал ее родственник.

Почти сразу после того, как Востриков бежал, ей на телефон звонил некий следователь Дмитрий и пытался выяснить, где именно находится племянник женщины, когда и с какого вокзала он выезжает домой.

Олег Мельников говорит, что несмотря на участие полиции в спасении 33-летнего москвича, отправленного родителями в тверской работный дом, уголовного дела по этой истории также не завели. «Почти у всех полицейских в России такое отношение к этой проблеме — если люди сами захотели работать за еду, то что они могут поделать?» — констатирует собеседник. 

Он с этой позицией не согласен: «Где такая норма записана в трудовом законодательстве? Это фактически незаконное лишение свободы! Более того, когда людей передают с одного работного дома в другой, это вообще часть 1 статьи 127 УК РФ („Незаконное лишение свободы“)».

Заложники коронавируса: как помогают трудовым мигрантам

Содружество – это, прежде всего, взаимовыручка. Трудовым мигрантам нужна поддержка. Они оказались в непростой ситуации. Нет работы, а значит нет возможности заплатить за жилье или вернуться на родину. Кто пришел на помощь, узнал корреспондент «МИР 24» Нахид Бабаев.

До родины рукой подать, точнее, реку перейти, но попасть домой из Дагестана эти граждане Азербайджана не могут. «Люди там разные, со всей территории РФ. И не только. Это жители и граждане Азербайджана. Некоторые из них поденные рабочие, которые работали на рыках, у которых нет сбережений. Они потеряли работу», – заявил глава Республики Дагестан Владимир Васильев.

Правительство Азербайджана из-за пандемии закрыло границы до 20 апреля. Всех граждан, которые остались в России, пока вывозят только чартерными рейсами на самолетах.

«Мы сейчас составляем списки граждан Азербайджана, находящихся в России, для того чтобы как только появится какая-то возможность, на границе их могли пропустить. Неуправляемый поток тоже очень труден для перехода через границу. Поэтому сейчас ведется вот такая работа», – отметил Чрезвычайный и Полномочный Посол Азербайджанской Республики в Российской Федерации Полад Бюльбюль оглы.

  • За последние несколько недель власти Кыргызстана вернули домой пять с половиной тысяч своих граждан.
  • «Некоторые желают и могут остаться в стране до открытия воздушного пространства, для этого нужно обеспечить финансирование и определенную финансовую подушку за счет государственного бюджета», – сообщила председатель Комитета Жогорку Кенеша по правопорядку, борьбе с преступностью и противодействию коррупции Наталья Никитенко.

Помогает своим землякам, вынужденно оставшимся на чужбине, и Узбекистан. Вот, в Москве 160 человек разместили в хостеле с трехразовым питанием. Продуктовые наборы собирают на овощебазах. Эти коробки отправятся выходцам из Таджикистана, которые не могут вернуться к своим семьям.

«Мы максимально стараемся оказать ту или иную правовую помощь или дозвониться до каких-нибудь организаций. Оказать конкретную помощь, прежде всего, больным, женщинам, детям», – отметил Чрезвычайный и Полномочный Посол Таджикистана в России Имомуддин Сатторов.

В колл-центре Федерации мигрантов оказывают юридическую поддержку. Звонят не только те, кто хочет уехать, но и те, кто остался без работы. В российскую столицу Валерий Лиладзе перебрался из Украины. Шесть лет таксовал. На жизнь хватало. Теперь не знает, как собрать деньги на съемную квартиру.

«С момента возникновения пандемии с хозяйкой мы еще не говорили, не встречались. Но я не думаю, что она опустит цену. Жена уже потеряла работу, торговый центр закрылся», – сказал таксист Валерий Лиладзе.

Главный вопрос: как в сложившихся условиях не нарушить закон. Ведь у многих мигрантов заканчиваются трудовые патенты, виды на жительство и разрешения на временное пребывание в стране. Владимир Путин подписал указ, который решит проблемы мигрантов. До 15 июня можно не продлевать документы и не платить за патент. Трудиться можно без разрешения на работу.

А работа для мигрантов всегда найдется. Возможно, в условиях закрытия торговых центров и общепита кому-то придется переквалифицироваться, но это не проблема.

«У нас же есть еще такой сегмент как дачное хозяйство, приусадебные участки. Сезонная миграция – когда мигранты приезжают в апреле копать грядки, чинить заборы. А они не могут приехать. Эту работу должны выполнять те, кто уже здесь», – сказал президент Федерации мигрантов России Вадим Коженов.

Тех, кто остался без заработка, ждут на ферме в Волгоградской области. Здесь ежегодно выращивают больше трех тонн картофеля и лука. Работают как местные, так и мигранты.

«На сегодняшний день мы сев обеспечиваем, то есть на сев у нас нехватки людей нет, нормально все успеваем, хватает. А вот уже на прополочные работы, которые начнутся с мая, будем привлекать людей: как иностранных, так и местное население», – сообщил фермер Алексей Пяткин.

На следующей неделе в Москве могут вновь заработать стройки, где заняты около 30% мигрантов.

«Мы выйдем с инициативой в понедельник к мэру города, чтобы максимально развернули все проекты по благоустройству.

Потому что я считаю, что сейчас идеальное время для того, чтобы перекладывать асфальт, потому что дороги пустые, перекладывать плитку, потому что опять же никто не ходит, и никому не будет мешать этот шум, гам и так далее. Сажать кусты, убирать парки, красить заборы», – считает Вадим Коженов.

Это все, конечно, с соблюдением мер предосторожности. Чтобы не получилось, как в Ленинградской области. Там в поселке Новосергиевка в нелегальном хостеле коронавирусом заразились 123 человека. Власти региона в экстренном порядке развернули палаточный госпиталь прямо у стен общежития. Лечить будут всех, вне зависимости от гражданства.

Азербайджанцев, застрявших в Дагестане, разместили в мечети и гостинице. Напоили и накормили. Пока жизнь вынужденно замерла, на первый план выходит гостеприимство. Праздник Рамадан верующие Дагестана и Азербайджана встретят не в мечетях, а дома.

Дома и стены помогают. Кто поможет трудовым мигрантам?
Дома и стены помогают. Кто поможет трудовым мигрантам?Дома и стены помогают. Кто поможет трудовым мигрантам?Дома и стены помогают. Кто поможет трудовым мигрантам?Дома и стены помогают. Кто поможет трудовым мигрантам?

Повод задуматься: как поддержка мигрантов может спасти экономику | РБК Тренды

Дома и стены помогают. Кто поможет трудовым мигрантам?

Евгений Разумный / Ведомости / ТАСС, Андрей Перечицкий / ТАСС

Италия и Португалия уравняли мигрантов и граждан в правах, в Германии помощь получают все, кто работает на территории страны. В России государство им почти не помогает. Но пандемия может изменить эту ситуацию

За время пандемии COVID-19 и «режима нерабочих дней» большинство трудовых мигрантов в России потеряли доход и не могут теперь не только обеспечивать семьи, оставшиеся на родине, но и прокормить самих себя. К проблеме стараются привлечь внимание многие общественные организации.

С просьбой помочь трудовым мигрантам к правительству обратилась руководитель сети «Миграция и право» и член правления «Мемориала», председатель российского комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина.

Руководитель некоммерческой организации Tong Jahoni Валентина Чупик заявила о том, что мигрантов продолжают грабить работодатели и милиция, а также их дискриминируют в вопросах оказания медицинской помощи.

Какую-то поддержку мигрантам в России все же предоставили: до середины июня им позволили отложить все вопросы, связанные с продлением разрешений на пребывание и оплатой трудовых патентов.

Об этом говорится в указе Президента РФ № 274 от 18.04.

2020 года «О временных мерах по урегулированию правового положения иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации в связи с угрозой дальнейшего распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19)».

Читайте также:  Как получить политическое убежище в Германии для россиян: что дает статус беженца, отзывы

Но проблем голода, антисанитарии, доступности медицинских услуг и информации этот указ не решает.

«Формально с точки зрения доступности лечения коронавируса мигранты сейчас находятся в равной ситуации с гражданами России», — рассказывает Даниил Кашницкий, младший научный сотрудник института социальной политики НИУ ВШЭ. До пандемии большинство медицинских услуг им были недоступны: мигранты покупали при въезде в страну самые дешевые, по 2 тыс. руб. в год полисы ДМС, которые покрывали только экстренную медицинскую помощь.

Дома и стены помогают. Кто поможет трудовым мигрантам?

Сергей Ермохин / ТАСС

Сейчас они хотя бы имеют право вызвать скорую и получить помощь, как и другие. «Но я просто знаю по своей специализации — я изучаю именно доступность медицины для мигрантов — что через скорую мигранты обращаются к врачам только в крайнем случае.

Они очень заняты на работе, у них нет времени и средств лечиться, они избегают лишних взаимодействий с государственными учреждениями, поскольку не всегда уверены, все ли требования к оформлению документов они соблюли, или появились какие-то новые, о которых они еще не знают», — объясняет Даниил Кашницкий.

Стариков среди трудовых мигрантов практически нет — на заработки приезжают молодые мужчины и женщины, которые чувствуют себя достаточно здоровыми, чтобы работать. Поэтому и болезни они переносят на ногах, не прибегая к помощи врачей.

Мигранты часто скрывают, что заразились коронавирусом, боятся, что квартирные хозяева выселят их, или же всех запрут на карантин. Таких случаев много, Роспотребнадзор устраивает на них облавы.

Еще один тревожный знак, на который указывают эксперты — рост ксенофобских настроений: с одной стороны, живущих в стесненных условиях и вынужденных продолжать работать мигрантов обвиняют в создании очагов распространения вируса, с другой — подозревают, что лишившись работы, они ударятся в криминал.

В Европе помогают правительства

В Испании, Германии, Франции и других странах правительства позаботились о том, чтобы мигранты получили наиболее полную информацию о происходящем. Например, в Испании всю информацию от правительства распространяют в соцсетях и переводят на 35 языков.

Финансовую помощь (в размере нескольких тысяч евро на человека) в Германии получили все, кто работал на территории страны — вне зависимости от того, являлись они гражданами страны или нет.

Уравнять в правах приезжих и местных приняло решение правительство Португалии, Италия легализовала 200 тыс. недокументированных мигрантов.

«Легализация была связана не столько с гуманистическими мотивами, — объясняет Ольга Гулина, директор Института миграционной политики (Берлин) — сколько с экономическими: нужны сельскохозяйственные рабочие чтобы убирать урожай».

По мнению Ольги Гулиной, сравнивать мигрантов в России и в Евросоюзе сложно: в нашей стране подавляющее число из них — трудовые мигранты, в Евросоюзе — те, кто приезжает навсегда.

Получается, положение российских мигрантов по определению хуже, чем европейских: государство и не собиралось рассматривать их как своих граждан, а в экстренных условиях тем более думает о них в последнюю очередь.

«Отношение к гражданам третьих стран со стороны европейских государств зависело от многих факторов — экономическая состоятельность государства, экономический запрос на мигрантов. Но в результате, за некоторыми исключениями, мигранты получали помощь ровно в том же объеме, что и коренные граждане», — объясняет Гулина.

Евросоюз даже во время пандемии не полностью прекратил прием мигрантов. Так, Люксембург и Германия забрали несколько десятков детей-беженцев из Сирии и Афганистана, которые уже в течение многих месяцев ожидали своей судьбы во временных лагерях на греческих островах Лесбос, Самос и Хиос.

В России мигрантов сегодня поддерживают общественные организации и представительства стран, из которых они прибыли. Посольство Узбекистана бесплатно поселило в своем хостеле 170 человек. Посольство Киргизии раздает продукты самым пострадавшим согражданам. Посольство Таджикистана попросило состоятельных сограждан поддержать общественную организацию «НУР», которая помогает таджикским семьям.

Дома и стены помогают. Кто поможет трудовым мигрантам? Дома и стены помогают. Кто поможет трудовым мигрантам?

Миграция в цифрах. Данные о масштабах социальных проблем в России предоставлены проектом «Если быть точным». Полная версия исследования миграции доступна на сайте проекта.

Правозащитник Бахтовар Джумаев организовал продуктовую помощь всем мигрантам, вне зависимости от национальности. «Мигранты всегда помогают друг другу — объясняет он.

 — Если в квартире живет пятнадцать человек, а работа осталась только у троих, то эти трое кормят всех остальных. Но сейчас сплошь и рядом оказывается, что кормить вообще некому.

Люди со строек, из клининговых организаций лишились заработка полностью, таксисты, сотрудники ЖКХ, ретейл в заработках сильно потеряли. Всем нужна помощь».

Российские общественные организации тоже сфокусировались на организации питания. Бесплатными обедами кормили всех нуждающихся бар «Стрелка» и Музей «Гараж». Предприниматели Давид Якобашвили и Ян Яновский в рамках инициативы #ПомощьЕСТЬ! организовали ежедневный развоз питания по нескольким городским точкам, где размещены семьи мигрантов из стран СНГ, оставшихся без работы.

498 тыс. иностранцев

Получили гражданство России в 2019 году

Даже ученые оказывают посильную помощь. Руководитель Группы исследований миграции и этничности, старший научный сотрудник РАНХиГС Евгений Варшавер с коллегами перевели на основные языки диаспор инструкции о мерах борьбы с коронавирусом. Они работали как волонтеры, средства на оплату таргетированной рекламы в соцсетях собирали методом краудфандинга.

В краткосрочной перспективе эксперты прогнозируют сокращение миграционного потока в США и Европе, но через один-три года — восстановление.

«В ближайшее после пандемии время трансграничные перемещения в принципе будут сокращаться — считает Ольга Гулина.

 — Появится целый ряд экономических, бюрократических, санитарно-эпидемиологических факторов, которые снизят возможности и желание куда-то ездить.

Легальная миграция в основном состояла из людей, которые ехали из одной страны в другую заработать денег. Экономика обнулилась, и сейчас большой вопрос, насколько выгодны будут эти переезды».

До последнего времени в фокусе миграционной политики было усиление контроля: кто пересекает границы, куда и зачем. Не исключено, что к этим вопросам добавятся некоторые медицинские подробности. В Европе уже сейчас обсуждается перспектива введения иммунных паспортов, подтверждающих наличие антител к коронавирусу.

В России, несмотря на недостаток помощи здесь и сейчас, в долгосрочной перспективе последствия для мигрантов могут быть позитивными. «Сейчас горожане, сидящие на карантине, понимают, что именно мигранты «делают» город — они и таксисты, и курьеры, и продавцы в магазине.

Это может позитивно сказаться на отношении к ним в будущем», — считает Евгений Варшавер. Он уверен, что экономический рост невозможен без мигрантов. Для работодателей они уже зарекомендовали себя как надежная, непривередливая, более дешевая, если брать почасовую оплату, рабочая сила.

Именно мигранты будут стоять в основании возрождения экономики после кризиса.

Как помочь мигрантам:

  1. Сделать пожертвование и поддержать организации, которые помогают мигрантам: комитет «Гражданское содействие», Правозащитный центр «Мемориал», «НУР», Tong Jahoni, ПСП-фонд.

  2. Быть щедрым, оплачивая труд мигрантов: как правило, помощь одному человеку означает помощь его соседям, семье, близким.

  3. Пресекать ксенофобию. Сейчас она прячется за разговорами о «возможном» росте преступности среди мигрантов и другими проявлениями неприязни.

  4. По мере сил способствовать формированию общественного мнения о том, что права мигрантов на получение государственной помощи должны быть уравнены с правами других граждан.

Подписывайтесь и читайте нас в Яндекс.Дзене — технологии, инновации, эко-номика, образование и шеринг в одном канале. 

Кто поставит русских на колени и выгонит из России — Знай наших! — медиаплатформа МирТесен

Призывами «выгнать русских из России» завершились беспорядки на юге Москвы с участием азиатских мигрантов. Мигранты выкрикивали националистические лозунги, призывая к физической расправе. Напали на сотрудника полиции.

Инцидент произошёл 1 августа, но широкую огласку он получил только спустя неделю. Если бы не журналистка Мария Иваткина из «Царьграда», подавляющее большинство из нас не узнало бы о нём. А ведь он далеко не единственный. Самые последние подробности расскажем чуть ниже.

В сети полно видео с наглым и бесцеремонным по отношению к русским поведением мигрантов из бывших республик Средней и Центральной Азии. Просматривая их, возникает целый ряд резонных вопросов. Почему замалчиваются подобные случаи? Почему власть не занимает решительную позицию по защите прав, чести и достоинства своих граждан? Чего дожидается?

И, пожалуй, самый главный вопрос. Кто поддерживает в мигрантах уверенность в их безнаказанности? Ведь они практически всегда остаются безнаказанными. Ну, проведут пару рейдов, депортируют пару десятков человек. Это и есть наказание за призывы к дискриминации «государствообразующего народа» на его же родине?

Всем в компетентных органах давно известно, что продажа паспортов с вымышленными персональными данными в Средней Азии поставлена на поток

. Покупай и возвращайся в Москву или Питер. Без проблем. Был, к примеру, Равшан, стал, скажем, Джамшут. И вперёд.

Можно спокойно работать на «великих» стройках народно-капиталистического хозяйства России. Кстати, вместо русских строителей, сотни тысяч которых на просторах нашей Родины сидят без работы.

Можно наглеть. Можно унижать русских. Плевать на наши законы и наш уклад жизни, правила и нормы поведения. Во время пандемии увеличилось количество совершаемых мигрантами преступлений против мирного русского населения. Но ведь чтобы так себя вести в чужой стране, нужно иметь какую-то защиту? Не так ли?

Нападение на полицейского и освобождение задержанного мигранта в Тёплом Стане (иллюстрация: кадр видео)

Известный интернет-портал, специализирующийся на Таджикистане (Узбекистане, Киргизии и проч.), описывает сегодняшнюю ситуацию в Тёплом стане примерно так.

Некий мигрант – уроженец Таджикистана, каким-то образом обидел охранника рынка (как именно, оскорбил или ударил – не уточняется). Тот позвонил сыну-полицейскому. Приехал наряд. Мигранта усадили в патрульную машину. После этого «смелая» толпа из сотен соплеменников физически отбили парня у полицейских, буквально отшвырнув их от машины.

Полиция вызвала подкрепление, но мигрант скрылся на черном автомобиле (не мигрант, а Джеймс Бонд какой-то). Ну а окончательное недовольство действиями правоохранительных органов мигранты как раз и выразили призывом об изгнании русских из России.

Три дня назад появились сообщения о потасовке мигрантов из Узбекистана и Таджикистана с российскими силовиками в Самарской области на российско-казахстанской границе.

Позавчера, в Красноярске на рынке «Южный-2» произошла массовая драка с участием мигрантов из Таджикистана. На место выехали 11 полицейских машин. 10 хулиганов задержали, а потом отпустили.

Столкновения с мигрантами в Самарской области (источник иллюстрации стоп кадр видео)

Чем заканчиваются все подобные инциденты? Ничем. Рейды и проверки документов не в счёт. Это мелочи. Исключение составил только случай в Тёплом Стане, и то, потому, что видимо, стал резонансным. Там после рейдов вроде бы задержали двоих таджиков за оказание сопротивления полицейским. Это ведь статья УК. Неужели посадят? Вряд ли.

Тем не менее, хотелось бы надеяться, что лозунг «выгнать русских из России» кто-то всё же посчитает выходом за черту дозволенного.

Чем угрожает России миграционная политика нынешней власти

И всё же удивительно, как лояльно относится наша власть к мигрантам. Источник дешёвой рабочей силы – скажете вы. Может быть и так. Но позвольте, ладно в Москве, там местные жители имеют возможность зарабатывать гораздо больше, чем платят приезжим. Но почему тогда в провинции рабочие места забиты мигрантами?

В любом посёлке, городке и городе России вы обязательно встретите мигрантов. Они работают не только в сельском хозяйстве, где действительно платят мало. Но ведь они и строят дома, укладывают брусчатку на тротуары и асфальт на дороги, «осваивая» бюджеты местных муниципалитетов и федеральных министерств. А это немалые деньги и хорошие зарплаты.

Почему русские устроиться на их места не могут? Значит, работодателю выгодно использовать иностранцев.

Читайте также:  Эмиграция в Бразилию из России: способы переезда на ПМЖ, получение ВНЖ, отзывы

Про откаты с зарплат и прочие хитрые штучки, которые проделываются в схемах с мигрантами, все слышали и не один раз. Чрезвычайно выгодный междусобойчик, на который власти много лет закрывают глаза.

По всей России. Почему мигранты имеют больше прав на труд, чем русские?

Мигранты на работе в России (иллюстрация из открытых источников)

Только вот из такой трудовой и правовой дискриминации русских, а так же из-за непонятной защиты мигрантов «сверху», происходят все эти конфликтные ситуации с отвратительными призывами. Во что всё это может вылиться? А всё очень просто. Посмотрите, что происходит в США и Европе.

Власти прессуют своих граждан за то, что они позволяют себе просто что-то сказать в адрес мигрантов. Полицейских ставят на колени. В Америке ставят перед чернокожими, своими же гражданами, а в Европе – уже перед мигрантами. В данном случае, преклонение колена, это символ не уважения, а скорее подчинения.

Если мы будем равнодушно смотреть на учащающиеся беспорядки с участием мигрантов, то нам никто не даст гарантий, что завтра в районы их пребывания уже будут бояться заходить полицейские. Про обычных людей даже речи не идёт. Не удивляйтесь, если потом начнут массово сносить наши памятники. Как в Америке и Англии. Причина найдётся. Потом начнут «приватизировать» наши территории.

Почему мы глухи и слепы? До нас что, не доходят тревожные сигналы, которые потоком идут с Запада? Не только кварталы, но и целые города Франции перестают быть французскими, в Великобритании – английскими, в Бельгии, и так далее. А ведь всё начиналось с малого. С завоза дешёвой рабочей силы. Почти как у нас.

РОСГОД – Россия. Годы. Дни.

С мигрантами пора что-то делать. пока они не сделали что-то с нами

То, что гость в чужом доме не должен «класть ноги на стол», а тем более пытаться устанавливать в нём свои порядки, – это, казалось бы, очевидная истина. Но не для всех. В последнее время мы всё чаще сталкиваемся со случаями вопиющего беспредела, творимого у нас мигрантами, пытающимися устанавливать «в чужом монастыре» свои порядки.

Недавно одной из главных новостей стал вопиющий случай, произошедший в посёлке Междуреченск Сызранского района Саратовской области. Там 14-летнюю школьницу Яну сильно избили трое взрослых, которым не понравилось, что та подошла к магазину в купальнике, а её собака – без намордника.

Сначала некая женщина в грубой форме потребовала от девочки убраться со своей собакой, якобы опасаясь за своих детей (притом что рядом с детьми разгуливали две здоровые бездомные и весьма агрессивные дворняги), обозвав её «проституткой». А когда та (подросток, что возьмёшь?) ответила матом, со всего маху влепила ей пощёчину.

Девчонка полезла в драку, но тут на помощь подруге кинулась другая женщина вместе со своим мужем. Трое взрослых, понятно, одолели, повалили девочку на землю и стали избивать.

Но самое примечательное: вскоре к избиению подключился четвёртый – некий «временно проживающий» в посёлке Степан – принявший ислам украинский подданный.

Который угрожал девочке пистолетом, зверски избил (выбив несколько зубов) попытавшегося вступиться за неё 16-летнего приятеля, а потом в компании неких «бородачей» на трёх машинах гонял по посёлку, периодически избивая их обоих и ещё двух их приятельниц (все были госпитализированы). А главное, когда потрясённый отец примчался к магазину и девочка опознала обидчика, то, как свидетельствует отец:

У магазина стояли несколько человек с густыми чёрными бородами, один из них и был Степаном.

Я его спросил, за что он детей избил, а он заявил, что они сами виноваты: девочка, мол, первая начала, а мальчик ему средний палец показал, вот и получил «по законам шариата».

Потом ещё добавил: «Мы здесь живём по законам Кавказа, по законам шариата. Российские законы мы не уважаем, мы – граждане Украины.

Вот так.

Что главнее: законы России или законы шариата?

На беду гордых «укро-мусульман» отец Яны оказался бывшим прокурором, и потому дело замять никак не получилось. Хотя попытки не прекращаются.

Так, вторая участница избиения нагло лжесвидетельствует, что девочка, мол, была выпивши (медицинское освидетельствование это отрицает), сама на всех ругалась, отчего подруга её «ударила ладошкой», а бородатый Степан вообще только «предложил уйти».

Но видеокамеру у магазина не обманешь.

На ней отчётливо видно, что первой ссору затеяла стоявшая у магазина женщина, что именно она начала драку, со всего плеча влепив девчонке пощёчину (что вообще-то считается тяжким оскорблением, за которое в иных культурах и убить могут), а после в компании своей подруги и её мужа принялась девочку избивать, повалив на землю. Что же касается пресловутого «поборника шариата» Степана, то видео с того момента, как он появился, странным образом исчезло: вероятно, «бородачи» изъяли его ещё до того, как им заинтересовалась полиция.

Что касается местных правоохранителей, то к ним вообще масса вопросов.

Почему документально зафиксированный факт избиения тремя взрослыми 14-летнего ребёнка не вызвал со стороны 34-го отделения полиции никаких действий? Почему некие «бородачи» с украинским гражданством, принципиально не соблюдающие российских законов, на глазах у полиции на нескольких машинах колесят по посёлку (где их все знают), отлавливая и избивая русских детей?

Почему все участники избиений, будучи установленными в тот же день, не были задержаны и до сих пор находятся на свободе? Почему местные полицейские откровенно саботируют дело, поручив расследовать избиение детей с применением оружия даже не СКР, а участковому лейтенанту, не удосужившемуся даже взять из больницы медицинское заключение о побоях?

Почему, наконец, из сделанной камерой у магазина видеозаписи куда-то таинственно исчезло всё происходившее после того, как избиваемую тремя взрослыми девочку повалили на асфальт? А какое-либо участие Степана в событиях (с пистолетом или без) вообще никак не зафиксировано? К сожалению, единственная версия, объясняющая все эти несуразности, – это «дружба» местных правоохранителей с «бородачами» Степана и стремление во что бы то ни стало спасти их от ответственности.

Четверо избитых детей – и всё ещё не возбуждены уголовные дела? Вы меня извините, но тогда там всю полицию пересажать надо вместе с прокуратурой!.. Если там действительно была банда, которая с оружием гонялась за детьми, то всех её участников нужно немедленно арестовать и по суду быстро посадить – чтобы другим неповадно было,

– прокомментировал эту ситуацию председатель Комиссии по миграционной политике Совета по делам национальностей при правительстве Москвы Юрий Московский. И с ним трудно не согласиться.

Гастарбайтеры или кандидаты в хозяева?

Если кто-то думает, что подобные вопиющие случаи характерны только для отдалённых регионов страны, то он очень ошибается. Недавно всю страну облетело видео двухлетней давности со сценой зверского избиения русского парнишки таджикским молодчиком-спортсменом.

Который и до этого неоднократно с товарищами избивал и травил его, а на сей раз возбудился, увидев на парне майку с надписью «Я – русский». Появилось это видео сейчас потому, что только теперь, спустя два года (!) против подонка удалось возбудить уголовное дело.

Да и то только потому, что после серии пикетов жители написали  обращение к премьер-министру Мишустину, которое подписали 672 человека.

Произошло всё это в двух шагах от Москвы – в подмосковном поселении Софьино Раменского района. Которое вот уже несколько лет буквально стонет от фактически оккупировавших его среднеазиатских гастарбайтеров, активно перестраивающих под себя и свои порядки окружающую реальность. Как свидетельствует Мария Сметанникова, жительница Софьина:

Ситуация у нас ужасная. На местной стройке массово используют мигрантов, которые работают даже не по контрактам, а по договорам подряда.  Общежитий у них нет, и идёт бесконтрольное заселение.

В деревне Бритово 100 человек населения, но там три хостела, и в каждом – более чем по сто мигрантов… Бесчинствуют, гуляют и пьют на детских площадках.

Мы стали бояться пускать гулять детей без сопровождения взрослых.

Знакомая ситуация, не правда ли? Причём характерная для многих российских городов: как говорится «от Москвы до самых до окраин». И везде – при полном безразличии (если только не при покровительстве) местных правоохранителей.

Что тут скажешь? Мы порой всё ещё ошибочно пытаемся жалеть мигрантов, воспринимая их как «бывших советских». Но это уже совершенно другие ментально люди, не воспринимающие нас как сограждан, воспитанные на русофобских учебниках и построенных на «обиде на русских» исторических мифах, официально культивируемых в их республиках.

Самое же неприятное, что у обосновавшихся здесь «мигрантов первой волны» уже выросли дети, мыслящие принципиально иначе и совершенно не намеренные трудиться на стройках и в ЖКХ.

Они чувствуют себя здесь хозяевами, а не гостями, сбиваются в молодёжные банды, ведущие борьбу за территорию и ресурсы с коренным населением и другими такими же этническими ОПГ.

Они легко восприимчивы к исламистским и радикальным идеям, которые считают частью своей защищаемой от русских «самобытности».

Есть «теория трёх поколений мигрантов». Первое приезжает и работает. Второе – уже не работает, а хватает и присваивает, «забирая улицу».

И наконец, третье, которое вот-вот выйдет на первый план, опираясь на диаспорную солидарность, будет бороться за политическую власть и полную замену духовных, культурных и поведенческих норм в «приватизированной» ими стране.

Эта ситуация при определённых условиях (возможно, уже очень скоро) непременно «рванёт». Потому что не «рвануть» просто не может.

Что с того?

Понятно, что у представителей бизнеса, жиреющих на использовании труда бесправных мигрантов, бесполезно искать даже зачатки совести, патриотизма и социальной ответственности.

Да и на национальную безопасность России им по большому счёту глубоко плевать.

Но почему, скажите, на всё это плевать и тем, кто осуществляет реализацию прописанной в соответствующей стратегии миграционной политики?

Почему игнорируют свои обязанности сотрудники УСБ и прокурорский надзор, чья прямая обязанность поганой метлой гнать из органов (а лучше – сажать) полицейских, крышующих мигрантов и национальные ОПГ? Почему абсолютно верные слова героя Кавказской войны генерала Евдокимова «Первая филантропия – своим» не стали официально первой и главной заповедью у людей, принимающих решения об «экономической целесообразности» завоза мигрантов – пусть даже вопреки национальной безопасности?

Нет ответа на эти вопросы. И здесь возникает ещё одна существенная опасность. Потому что русские люди, чувствуя, что брошены и отданы на разграбление инокультурным чужакам, рано или поздно придут к выводу, что государство это не за русских, а против. И потому организовывать собственную защиту надо самостоятельно.

Сегодня на волне растущего мигрантского беспредела о почившем «РНЕ» многие вспоминают с ностальгией. Ультраправые (вплоть до откровенно фашистских) взгляды у молодёжи снова начинают входить в моду на волне неоязычества.

Как торжество русского духа вспоминают события на Манежке 2010 года, куда не какие-то «русские фашисты», а обычная московская молодёжь вышла протестовать против демонстративного бездействия полиции и её покровительства приезжим убийцам.

Так что «политическому классу» надо усвоить: либо (пусть даже самыми жёсткими мерами) срочно будет наведён порядок в ситуации с мигрантами и этнопреступностью, либо завтра при полной народной поддержке этим займутся очередные «партизаны», выступающие не только против чужаков, но и против ассоциирующегося с ними государства.  И чем это в итоге может закончиться, не хочется даже думать.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *